Прогулки Киевом: третья Лысая Гора, о которой никто не знает

Прогулки Киевом: третья Лысая Гора, о которой никто не знает

Полным ходом идут купальские гуляния... Рекомендуем, кроме традиционных гуляний  у Днепра и пусканий венков по оному на современный лад, поднять голову, а еще лучше -подняться самим на ПЕРУНОВ ХОЛМ. Он же - Лысая гора №3, о которой знают немногие… Точнее, все знают ее, но  под иным именемwink 
Кто из киевлян не знает Владимирскую горку? Но мало кто знает ее второе имя – Чертово Беремище. И уж совсем немногие в курсе, что в центральном городском парке, где продается мороженное и гуляют мамы с колясочками, таится одна из знаменитых Лысых гор.

Вот что о «третьей лысой горе» рассказывает известная писательница, журналист и киевовед Лада Лузина: «Столь благообразной эта местность была не всегда. Считалось, что там, где стоит нынче памятник князю Владимиру, стоял идол первейшего языческого бога Перуна – тот самый, которого князь-креститель позже повелел сбросить в Днепр».
Вот стою на горке на Владимирской.
Ширь вовсю — не вымчать и перу!
Так когда-то, рассиявшись в выморозки,
Киевскую Русь оглядывал Перун.  

- напишет при посещении Киева Владимир Маяковский. И хоть позднее археологи возразят мифотворцам, мол, капище было в ином месте – это уже не изменит скопившихся за столетья легенд Лысой горы.

По одной из них во время низвержения идолища Перуна сидевший в нем черт так орал, что и годы спустя на горе были слышны его крики и стоны. Безутешное чертово горе (бремя – "беремище") и дало название местности.
Связь Перуна и черта – логична и задана самой "Повестью временных лет", где: "Перуна же приказал (князь Владимир) привязать к хвосту коня и волочить его с горы по Боричеву взвозу к Ручью и приставил 12 мужей колотить его палками. Делалось это не потому, что дерево что-нибудь чувствует, но для поругания беса, который обманывал людей в этом образе".

Деревянный идол Перуна уплыл по реке, а черт-бес остался и, похоже, плодился и размножался. По другой версии Чертово беремище – означает Чертово чрево, и  чрево, рождающее бесов звучит, на мой взгляд, куда более мрачно. И не зря, наверное, изгнанием всех киевских чертей киевляне занимались на Богоявление у подножия Владимирской горы – на Днепре.

А утихомиривать крикливого беса, оплакивающего своего древнего бога, было поручено Михайловскому монастырю, архангелу Михаилу, святой Варваре и равноапостольному князю Владимиру.
Варвара, помимо прочего, защищавшая верующих от колдовских чар, грома и молний, могла справиться и с самим богом молний Перуном.  Но все же ей вряд ли удалось разогнать местный "шабаш"…  Скорее речь идет о непрестанной борьбе, между Верхней и Нижней горой, продолжавшейся много столетий.

Парадоксы Киева – памятник князю-крестителю так и остался неосвященным:
Со святостью же самого князя Владимира дело обстояло еще сложней. Когда в 1853 году князю поставили памятник, тогдашний митрополит Филарет  отказался освещать монумент, посчитав его новым идолом (в честь святых в те время ставили не памятники, а храмы). И таким образом горка с неосвященным памятником надолго оставалсь пустынным «проклятым» местом. 
Никто не говорил о том прямо, новозможно, причиной такой категоричности со стороны митрополита стала установка "нового идола" прямо на Лысой горе – хорошо известной  киевлянам, как место сборища ведьм.

О порочащих "сторонах" горы говаривали и в XVIII, и XX веках. Еще Петр Развидовский  поминает  сад под Михайловской горой как место "где ведьмы слетались". В XVIII ректор киевского университета Михаил Максимович уточняет, что сад "считается сборным местом киевских ведьм" и "пугалищем" для киевлян. И в 1910 году один из самых преданных поклонников горки писатель Нечуй-Левицкий, прославившийся среди горожан тем, что ежедневно в любую погоду ровно в 3 часа приходил сюда полюбоваться видом, в своем эссе "Вечір на Володимирській Гірці" – видит нечистую силу повсюду, дети в сумерках кажутся ему похожими на ряды чертенят, а сгущающиеся облака на небе – на слет ведьм в красных платках.

Так или иначе, Владимирская горка представляет собой классический сугубо киевский парадокс – верхняя часть горы, именуемая Михайловской, считается святой, а нижняя терраса с Кокоревской беседкой и памятником неосвященному крестителю – уже Чертово Бремище, Лысая гора.
К слову, именно тут по легенде в небе впервые появился защитник Киева архистратиг Михаил. В глазах киевлян архангел победитель дьявола всегда четко ассоциировался именно с победой над чертом-бесом-Перуном нашей Лысой горы. Проживавшая в Киеве поэтесса Анна Ахматова, точно уловившая этот городской миф, написав однажды, мол, монастырь над обрывом стоит не случайно. Обрыв – "обиталище дьявола, а храм св. Михаила Архангела – предводителя небесной рати – должен бороться с сатаной".

В основе статьи использованы материалы интервью киевоведа Михаила Кальницкого, газеты "Сегодня", интервью журналиста и писательницы Владиславы Лузиной.

Розповісти друзям
Варто відвідати у Києві! Підписуйся та отримуй анонс на електронну пошту.
Ім'я
Email
Читають зараз: 1
(0)
Коментарі

Ми у соц. мережах

sp